Глава 1. Документальное оформление договорных отношений

В повседневной работе термин "договор" рассматривается, как правило, в довольно узком смысле - как документ, определяющий условия взаимодействия сторон. Хотя такая трактовка не охватывает все многообразие возможных форм существования договорных отношений. Договорные обязательства могут быть облечены в форму различных и по сути, и по названию документов.
В настоящей главе речь пойдет о правовой квалификации документов, сопровождающих договорную работу на разных ее этапах. В частности, анализируются вопросы соотношения сделки и договора, пределы использования синонимов договора (контракта и соглашения), правовые последствия составления протоколов, дается характеристика различного рода актам; договорам и соглашениям, не поименованным в законе, но получившим широкое распространение на практике. Особое внимание будет уделено оценке таких договорных отношений, которые возникают в силу акцепта оферты в отсутствии подписанного сторонами документа под названием "договор".

Договором являются двух- и многосторонние сделки. Какие договоры следует считать многосторонними?
Как известно, двусторонние и многосторонние сделки именуются договорами (п. 3 ст. 154 ГК РФ). Для совершения таких сделок требуется согласованная воля двух и более лиц. Подавляющее большинство договоров являются двусторонними сделками. От многосторонних сделок следует отличать такое понятие, как "множественность лиц на стороне обязательства" (ст. 321 ГК РФ). В этом случае сделка остается двусторонней, но с участием нескольких кредиторов и (или) нескольких должников.
Примером многосторонней сделки является договор простого товарищества, или, как его еще называют, договор о совместной деятельности (ст. 1041-1054 ГК РФ). Распространенным на практике примером такой многосторонней сделки являются учредительные договоры, а также иные договоры о совместной деятельности по созданию юридического лица (например, акционерного общества)*(1). Многосторонней сделкой (договором) может быть также признано соглашение о зачете взаимных долгов, подписанное одновременно несколькими организациями*(2).
Зачастую в качестве трехстороннего договора подписывают договор уступки права требования (цессии) и соглашение о переводе долга, оформляющие перемену лица в обязательстве (гл. 24 ГК РФ). Однако это неверно, т.к. договор цессии и соглашение о переводе долга являются в чистом виде двусторонними договорными обязательствами. В первом случае сторонами выступают прежний и новый кредитор, во втором - соответственно прежний и новый должник. Каково положение еще одного заинтересованного лица: должника в процессе уступки права требования и кредитора при переводе долга? Цессия, по общему правилу, возможна без согласия должника, его необходимо хотя бы просто проинформировать о состоявшейся уступке права требования. Иной порядок может быть установлен условиями договора: предварительное согласие должника или полный запрет на уступку права требования (ст. 382 ГК РФ). Что касается перевода долга, то его действительность напрямую зависит от предварительного письменного согласия кредитора (ст. 391 ГК РФ). Как мы видим, и цессия, и перевод долга могут быть поставлены в зависимость от положительного волеизъявления третьего лица. Тем не менее, эти обязательства остаются двусторонними, поскольку помимо своего согласия на совершение определенной сделки третье лицо больше не наделяется какими-либо правами и обязанностями. Характерно, что даже если в договоре уступки права требования или соглашении о переводе долга фигурируют одновременно три лица, для одного из них в тексте документа не предусматривается ни прав, ни обязанностей. Как правило, его именуют "подписантом", подчеркивая отсутствие у него правового статуса "стороны в обязательстве".

Можно ли заключить трехсторонний договор, согласно которому заказчик оплачивает субподрядные работы квадратными метрами после подписания тремя сторонами актов о приемке выполненных работ, а генеральный подрядчик выбирает субподрядную организацию и определяет объем работ?
Оплата выполненных работ квадратными метрами площади законченного строительством объекта законодательству не противоречит. Более того, такое условие часто используется в современных договорах строительного подряда. "Прямой" платеж от заказчика субподрядчику, минуя генерального подрядчика, тоже возможен. Заключение трехстороннего договора вместо двух двусторонних договоров опять же допустимо. Однако такая схема договорных взаимоотношений вызывает некоторые возражения.
Объем работ должен быть определен в технической документации уже при заключении договора, а не впоследствии одной из его сторон, поскольку это одно из существенных условий договора строительного подряда (п. 1 ст. 743 ГК РФ). Определить субподрядную организацию также необходимо заранее, а не впоследствии, если стороны желают заключить именно трехсторонний договор. Ведь контрагенты должны быть заранее известны друг другу. Наконец, некоторая путаница возможна с использованием традиционной терминологии (заказчик, генеральный подрядчик, субподрядчик) в нетрадиционной договорной конструкции. Избежать ее можно, назвав контрагентов несколько иначе. Например, зарубежные строительные компании, заключая трехсторонние договоры, именуют контрагентов "заказчик" (иногда "работодатель"), "инженер" (не путать с инженером, осуществляющим технический надзор) и "подрядчик" соответственно.

Организация оказывает услуги отдыха. Нередко оплата задолженности одного контрагента производится другим контрагентом (физическим или юридическим лицом). Как правильно оформить перевод долга и исполнение обязательств третьим лицом?
Специального оформления в данном случае не требуется, во всяком случае, для организации, которая оказала соответствующие услуги и ожидает оплаты за них. Дело в том, что перевод долга и исполнение обязательства за должника третьим лицом оформляются самим должником с тем субъектом, который и будет исполнять соответствующее обязательство. Если это перевод долга, то организация, оказавшие услуги (кредитор) должна дать свое письменного согласие (п. 1 ст. 391 ГК РФ). Например, в верхней части соглашения о переводе долга поставить визу "согласовано" за подписью уполномоченного лица. В этом случае третий экземпляр соглашения о переводе долга будет храниться в данной организации.
Что касается исполнения обязательства должника третьим лицом, то должник оформляет это письмом, в котором содержится соответствующая просьба об осуществлении платежа. Кредитор же (получатель платежа) никакие документы оформлять не должен (п. 1 ст. 313 ГК РФ), хотя желательно, предупреждать должника об исполнении обязательства третьим лицом заблаговременно. Если сделать это проблематично по каким-либо причинам, то третье лицо, производящее платеж за должника, должно указать за кого и по какому основанию (договор, туристическая путевка, счет-калькуляция и т.п.) оно это делает. Такое предупреждение кредитора целесообразно для того, чтобы денежные средства не были квалифицированы как ошибочный платеж, который должен быть возвращен.

Можно ли рассматривать договор как совокупность нескольких взаимосвязанных друг с другом разовых сделок?
Понятие "договор" тождественно понятию "сделка", хотя последнее является более широким по смыслу. Договор не является совокупностью нескольких разовых сделок, даже если они последовательно связаны между собой. Действия по исполнению договорных обязательств не квалифицируются как отдельные сделки. Например, не являются сделками: возврат долга по кредитному договору; перечисление денежных средств по платежному поручению во исполнение договора банковского счета; акт приемки выполненных работ и справка о стоимости работ по договору строительного подряда*(3).
Не является сделкой, а следовательно, и не может оспариваться по мотиву недействительности дополнительное соглашение, которым изменяется предмет договора, но сохраняются первоначальные права и обязанности сторон*(4).

Уполномоченным лицом на подписание договора с обеих сторон является одно и то же лицо. Иными словами, договор будет содержать идентичные подписи. Можно ли считать подобный документ договором?
Договором является соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 420 ГК РФ). Поэтому заключить договор с самим собой, конечно, невозможно. Однако идентичные подписи далеко не всегда влияют на негативную правовую оценку договора. Предположим, договор заключается между двумя разными организациями, директором которых является одно и то же лицо. Подписи на договоре идентичные, но контрагенты - это разные юридические лица. Или же договор заключен между гражданином и юридическим лицом, директором которого он является. В этом случае подписи на договоре опять же одинаковые, но с одной стороны действует гражданин от собственного имени, а с другой - юридическое лицо в лице своего руководителя, пусть и того же самого гражданина.
Согласно п. 3 ст. 182 ГК РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Однако эта норма не относится к случаям, когда гражданин выступает не в качестве представителя на основании доверенности, а в качестве исполнительного органа юридического лица, т.е. его руководителя. Дело в том, что орган рассматривается как часть юридического лица*(5). Действия органов юридического лица, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей, признаются действиями самого юридического лица. По этой причине органы юридического лица не являются самостоятельными субъектами гражданских правоотношений. Актуальной в настоящее время является позиция выдающегося советского ученого Б.Б. Черепахина о том, что орган представляет юридическое лицо, но не представительствует от имени юридического лица*(6).
Отметим, что вышесказанное относится к гражданско-правовым договорам. Если мы обратимся к трудовым отношениям, которые также оформляются договором, здесь наблюдается определенная специфика. Так, между руководителем (единоличным исполнительным органом, членом коллегиального исполнительного органа) и юридическим лицом существуют не только гражданско-правовые, но и трудовые отношения (ст. 273 ТК РФ). Как известно, юридическое лицо создается для оформления коллективных интересов; оно организует внутренние отношения между участниками, преобразуя их волю в волю организации, позволяя ей выступать в гражданском обороте от собственного имени. Однако современные реалии таковы, что конструкция юридического лица может использоваться как своеобразная "оболочка" для оформления именно индивидуального бизнеса, а не коллективных интересов. Речь идет о т.н. компаниях одного лица. В сфере частного предпринимательства такими компаниями могут быть хозяйственные общества. В компании одного лица руководитель организации зачастую одновременно является ее единственным участником (акционером). Одно и то же лицо не может подписать трудовой договор одновременно от имени работника и от имени работодателя*(7).
Хотя договор, подписанный от имени обеих его сторон одним и тем же человеком, может оставаться двусторонним соглашением, в ряде случаев его можно квалифицировать как сделку, в совершении которой имеется заинтересованность. Порядок заключения такого договора отличается рядом особенностей, а именно: договор, в совершении которого имеется заинтересованность, должен быть предварительно одобрен. Орган управления юридического лица, со стороны которого должно последовать это одобрение, определяется в зависимости от организационно-правовой формы компании. Так, в акционерном обществе одобрение дается советом директоров (наблюдательным советом) или общим собранием акционеров, в обществе с ограниченной ответственностью сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, одобряется общим собранием участников, в унитарном предприятии такая сделка совершается с предварительного согласия собственника имущества. Если процедура одобрения не была соблюдена, сделка может быть признана недействительной по иску хозяйственного общества или унитарного предприятия, а также участника (акционера, собственника имущества)*(8).

Что означает термин "антисоциальная сделка"?
В ст. 169 ГК РФ особо выделена опасная для общества группа недействительных сделок - т.н. антисоциальные сделки, противоречащие основам правопорядка и нравственности. Такие сделки являются ничтожными, при наличии умысла у обеих сторон такой сделки - в случае ее исполнения обеими сторонами - в доход Российской Федерации взыскивается все полученное по сделке. В случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла лишь у одной из сторон все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации. Наличие противоправного умысла у одной или у обеих сторон сделки должно быть доказано и не может носить предположительный характер.
Понятия "основы правопорядка" и "нравственность", как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика. Квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т.е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для участников гражданского оборота - основам правопорядка и нравственности. Антисоциальность сделки выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий*(9). Чаще всего противными основам правопорядка и нравственности признаются сделки, заключенные с целью уклонения от уплаты налогов*(10).

Чем различаются "договор" и "соглашение"?
На первый взгляд, договор и соглашение являются абсолютными юридическими синонимами, ведь договор есть соглашение двух или нескольких лиц (ст. 420 ГК РФ). Однако в ГК РФ прослеживается четкая закономерность: в тех случаях, когда в нем содержится большое число норм, регламентирующих взаимоотношения сторон, такие отношения именуются договорами (договор купли-продажи, договор подряда, договор перевозки и т.д.). Если же в ГК РФ нет детального регулирования определенных взаимоотношений сторон, они называются соглашениями, например, разрешается прекращение обязательств зачетом встречных однородных требований, но самой процедуре зачета посвящено всего лишь три статьи (ст. 410-412 ГК РФ). То же самое можно сказать по поводу соглашения о переводе долга (ст. 391, 392 ГК РФ), о новации долга (ст. 414 ГК РФ), об отступном (ст. 409 ГК РФ) и проч.*(11).
Характерно, что почти всегда соглашениями называют т.н. непоименованные договоры. Это договоры, которые не предусмотрены законом или иными правовыми актами. К их числу следует отнести соглашения о поставках (не являющиеся синонимом договора поставки), соглашения о реструктуризации долга, соглашения о предоставлении вексельного поручительства (авалировании векселей) и проч.
Тем не менее, учитывая идентичную правовую природу соглашения и договора, представляется совершенно оправданным параллельное использование этих терминов для обозначения документов, сопровождающих договорную работу в организации.
В этой связи интересна следующая ситуация. Между субъектом Российской Федерации и муниципальными образованиями заключаются соглашения о софинансировании строительства объектов местного значения. Как правильно именовать такой документ: соглашение или договор? Надо сказать, что софинансирование (правильнее сказать, совместное финансирование) является весьма распространенной формой совместных вложений в какую-либо деятельность (не только строительство). Финансирование деятельности является совместным, когда в нем задействованы средства бюджетов разных уровней. На практике документы, устанавливающие порядок, сроки и долевое соотношение финансирования, называются как соглашениями, так и договорами. Они не поименованы в ГК РФ, их можно назвать в равной степени любыми терминами, свидетельствующими о достижении определенных договоренностей между сторонами.

Какие различия существуют между "договором" и "контрактом"?
Нередко в бизнесе договоры называются на западный манер контрактами (лат. contractus - сделка, договор). Термин "контракт" является синонимом договора и чаще всего используется во внешнеторговом обороте. Хотя в ГК РФ "контракт" не упоминается, а договоры с участием иностранных лиц именуются "внешнеэкономическими сделками" (п. 3 ст. 162, п. 2 ст. 1209), слово "контракт" давно стало общеупотребительным. Поэтому нет препятствий к тому, чтобы использовать его в названии документов, даже если их подписывают российские предприниматели. И напротив, сделки с иностранными партнерами могут именоваться договорами, а не контрактами. Есть случаи, когда, пытаясь выбрать терминологию, в равной степени приемлемую для обоих контрагентов, являющихся резидентами разных государств, документ, воплощающий в себе достигнутые договоренности, именуется "договор-контракт". Представляется, что такое наименование также допустимо, видимых противоречий с нашими законодательными нормами здесь нет.
Пожалуй, единственный случай, когда наше законодательство прямо называет гражданско-правовой договор контрактом, - это размещение государственного или муниципального заказа. Так, согласно ст. 5, 9 Закона о размещении заказов договор, заключаемый для государственных или муниципальных нужд, именуется государственным или муниципальным контрактом. Использование особой терминологии здесь не случайно.
Во-первых, государственный (муниципальный) контракт представляет собой отдельный вид гражданско-правового договора, условия которого во многом императивно устанавливаются нормами Закона о размещении заказа (законные неустойки, предельная сумма аванса, перечень способов обеспечения исполнения контракта, "твердая" цена, порядок расторжения контракта и проч.). Иными словами, гражданско-правовой принцип свободы договора относительно установления и изменения условий контракта существенно ограничен.
Во-вторых, он заключается через специальные т.н. конкурентные процедуры, среди которых аукцион, конкурс, запрос котировок, биржевые торги. Лишь в особо установленных случаях допустимо размещение заказа у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика), когда государственный или муниципальный контракт заключается напрямую с конкретным контрагентом. Например, если этот контрагент является естественным монополистом или требуется срочное выполнение непредвиденных работ по устранению аварии или стихийного бедствия (ст. 55 Закона о размещении заказов). Проведение аукционных или конкурсных процедур потребует времени, поэтому для выполнения срочных работ они не подходят.
В-третьих, договор, названный контрактом, показывает, что он финансируется за счет средств соответствующего бюджета, а его исполнение означает удовлетворение публичных нужд. Одной из сторон контракта выступает публично-правовое образование в лице соответствующего государственного или муниципального заказчика*(12). Государственный (муниципальный) контракт является особым видом гражданско-правового договора, который нельзя в полной мере отнести к предпринимательским договорам*(13). Таким образом, термин "контракт" призван подчеркнуть специфику данного договора.
Как быть, если государственный контракт именуется договором, хотя по сути он является контрактом, направленным на удовлетворение публичных нужд, и соответствует всем требованиям Закона о размещении заказов? Представляется, что в этом случае сомнительно говорить о серьезном дефекте формы и содержания контракта, поэтому даже под названием "договор" его следует считать действительным*(14). Практика показывает, что нередко предпринимаются попытки разграничить понятия "договор" и "контракт", руководствуясь положениями ст. 55 Закона о размещении заказов. Так, в случаях размещения заказа у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) заключаются гражданско-правовые договоры. Если же размещение заказа осуществлялось не напрямую, а через торги или запрос котировок, должен заключаться государственный (муниципальный) контракт. Конечно, такая трактовка имеет право на существование. Хотя, по моему убеждению, она никак не следует из норм Закона о размещении заказов.

Паспортно-визовая служба располагается в арендованном нежилом помещении. Нужно ли заключать договор аренды по правилам, установленным Законом о размещении заказов? Относятся ли услуги по предоставлению помещения в арендное пользование к государственным или муниципальным нуждам?
Аренда как вид гражданско-правовых обязательств, связанных с предоставлением арендатору (нанимателю) имущества за плату во временное владение и пользование, в Законе о размещении заказов не выделена в отдельную категорию потребностей для государственных или муниципальных нужд. Аренда опосредует передачу имущества, она не является разновидностью договора возмездного оказания услуг. По этой причине договор аренды не может заключаться в соответствии с процедурами, предусмотренными Законом о размещении заказов*(15).

Какие правовые последствия влечет оформление протокола совещания и протокола переговоров?
Протокол (фр. - первый лист) является документом, который фиксирует какие-либо устные договоренности (протокол совещания, протокол заседания, протокол переговоров и т.п.). В процессе оформления договоров используются разные виды протоколов. Протоколы получили распространение при заключении рамочных договоров или генеральных соглашений. Рамочное соглашение - документ, определяющий принципиальную договоренность сторон о формах, направлениях и условиях сотрудничества, которые впоследствии должны воплотиться в конкретном договоре (или нескольких договорах). Условия рамочного соглашения не считаются окончательными и подлежат последующему уточнению. Поэтому протоколы к рамочным договорам ничем не отличаются от дополнений или дополнительных соглашений, уточняющих условия генерального (основного) договора. Что касается протокола переговоров по надлежащему исполнению договора, то его правовые последствия напрямую зависят от содержания данного документа (ст. 431 ГК РФ). Иногда предприниматели намеренно называют подобные документы протоколами технических совещаний, стараясь не придавать их содержанию юридического значения, демонстрируя тем самым, что данные документы не меняют изначальных договоренностей контрагентов. Представляется, что главную роль в документе играет не его название, а его содержание. Поэтому даже протокол технического совещания по надлежащему исполнению условий договора может быть расценен как дополнительное соглашение к данному договору.
Учитывая, что наше законодательство не предусматривает т.н. преддоговорной ответственности за отказ от заключения договора, которому предшествовали соответствующие переговоры, вряд ли можно говорить о том, что конкретные правовые последствия может повлечь протокол переговоров по заключению договора. Справедливости ради нужно отметить существование двух норм, предусматривающих гипотетическое наступление такой ответственности, - это ст. 445, 507 ГК РФ. Однако положительных судебных решений по их применению в практике нет. Причина, на мой взгляд, в том, что крайне сложно доказать и фактический размер убытков, причиненных отказом от заключения договора, и, главное, причинно-следственную связь между неудачными переговорами и наступлением негативных имущественных последствий у одного из их участников.
Для оформления некоторых предварительных договоренностей на стадии переговоров о заключении договора часто используются протоколы о намерениях (англ. protocolofintents). По сути, протокол о намерениях - это документ, в котором фиксируются намерения сторон, подписавших данный документ, исполнить определенные обязательства в будущем. Протокол о намерениях зачастую называют "джентльменским соглашением", подразумевая, что намерения и возможные обязательства сторон, указанные в протоколе, основываются на доверии сторон и не имеют юридической защиты в суде. Если стороны ценят репутацию и слово друг друга, они могут либо подписать протокол о намерениях, не имеющий силу полноценного договора и просто фиксирующий намерения сторон, либо не подписывать протокол о намерениях вовсе и ограничиться устной договоренностью.
В то же время протокол о намерениях часто является одним из основных документов, фиксирующих предварительные итоги переговоров. Протокол о намерениях, соглашение о сотрудничестве и протокол о результатах проведения переговоров не налагают на участников переговоров каких-либо финансовых и юридических обязательств, однако во избежание противоречий об этом лучше всего указать непосредственно в тексте документа. Кроме того, протокол о намерениях очень часто выступает прообразом предварительного договора, который уже непосредственно имеет юридическое значение, в частности, налагает на своих участников принудительные обязательства по заключению конкретного договора в будущем. Грамотно составленные протокол о намерениях, а также соглашение о сотрудничестве позволяют сторонам непосредственно перейти к составлению и заключению основного договора.
Следует отметить, что протоколы о намерениях далеко не всегда имеют юридическое значение*(16). Сами по себе они могут связывать стороны, только если по всем признакам соответствуют понятию "предварительный договор" (ст. 429 ГК РФ). Кстати, в тексте протокола о намерениях можно указать, что "данный протокол имеет силу предварительного договора".
Так, генеральный директор подписал протокол о намерении заключить договор поставки. Но чуть позже нашелся более выгодный покупатель. Можно ли в этом случае безнаказанно отказаться от условий протокола? Надо сказать, что обычный протокол о намерениях не имеет юридической силы. Он лишь фиксирует факт переговоров. Поэтому предъявлять какие-либо требования, ссылаясь на такой документ, по большому счету, бесперспективно. Однако если в протоколе о намерениях закреплены все существенные условия запланированной поставки (наименование и количество товара, сроки и проч.), то этот документ может быть расценен как предварительный договор*(17). При таком стечении обстоятельств несостоявшийся покупатель может потребовать заключения с ним договора на указанных в протоколе условиях или компенсации убытков от несостоявшейся сделки (п. 5 ст. 429, п. 4 ст. 445 ГК РФ). Протокол о намерениях как аналог предварительного договора должен содержать все существенные условия будущего договора именно для того, чтобы суд мог впоследствии обязать стороны к его заключению*(18). Правда, на практике дело практически никогда не принимает такой оборот.

Каково правовое значение акта сверки взаимных расчетов? Какие последствия влечет оформление данного документа?
Акт сверки взаиморасчетов квалифицируется как действие, свидетельствующее о признании долга, т.е. он свидетельствует о наличии определенной задолженности*(19). Другого правового значения этот документ не имеет, в частности, подобный акт не может использоваться в качестве доказательства существования каких-либо договорных обязательств. Например, существенным условием договора цессии (ст. 382 ГК РФ) является обязательство, на основании которого возникло право требования первоначального кредитора к должнику. Данное обязательство невозможно определить только из акта выверки взаиморасчетов*(20). Акт сверки взаимных расчетов не является также доказательством передачи товара или факта оказания услуг.
Акт сверки расчетов, подписанный сторонами, не является первичным документом, подтверждающим объем выполненных работ в рамках договора подряда, поскольку из содержания этого акта невозможно установить конкретные обязательства, послужившие основанием для возникновения задолженности*(21).
Предположим, что акт сверки взаимных расчетов подписан уполномоченными представителями сторон без замечаний и возражений, скреплен печатями организаций, в нем последовательно перечислены все платежи, произведенные сторонами. Такой акт подтверждает лишь наличие задолженности в рамках одного или нескольких договорных отношений между сторонами*(22). Нужно отметить, что в случае спора между сторонами акт сверки взаиморасчетов будет иметь доказательственную силу даже при отсутствии оттисков печатей, если на нем имеются подписи руководителей и главных бухгалтеров сторон*(23).
Помимо акта сверки взаиморасчетов, наличие задолженности должно быть доказано еще и первичными бухгалтерскими документами*(24). В ряде случаев акт сверки взаиморасчетов может свидетельствовать о проведенном между сторонами зачете встречных однородных требований*(25).

Заключен договор транспортной экспедиции, для завершения договора клиент должен подписать акт сверки исполнения договорных обязательств, но не делает этого. Как избежать ненужной судебной тяжбы? Как обезопасить себя от отказа контрагента подписать акт сверки взаиморасчетов либо акт выполненных работ?
Отсутствие документа, необходимость составления и подписания которого обусловлена договором, конечно, демонстрирует ненадлежащее исполнение договорных обязательств. Однако, на мой взгляд, в свете данного вопроса первостепенное значение должно иметь не просто наличие акта сверки взаиморасчетов как такового, а фактическое исполнение обязательств клиентом. Если взаиморасчеты произведены, задолженности за клиентом не числится, то целесообразно оставить акт сверки взаиморасчетов, оформленный как односторонний документ, т.е. подписанный только экспедитором. Желательно, чтобы у экспедитора имелись письменные доказательства своевременного направления клиенту этого акта на рассмотрение и подписание. Такими доказательствами могут быть копии документов с отметкой службы курьерской доставки или должностного лица организации-клиента об их принятии. Допустимо также направлять документы заказным письмом с описью вложения и уведомлением о вручении адресату. Это позволит экспедитору обезопасить себя от возможных претензий со стороны клиента, который может ссылаться на то, что он не отказывался от подписания акта, а просто его не получал. Похожим образом оформляется односторонний акт сдачи-приемки результата работ (п. 4 ст. 753 ГК РФ).
Можно ли заблаговременно обезопасить себя от возможного бездействия контрагента в отношении своевременного и надлежащего оформления различных актов по исполнению договора? Пожалуй, абсолютно надежной методики действий предложить нельзя. Конечно, в договоре можно описать ситуации, в которых стороны обязуются признавать юридическую силу одностороннего акта. Однако окончательно решить вопрос о правомерности акта (как, впрочем, и любого другого документа), подписанного только одной стороной, можно исключительно в судебном порядке. Односторонний акт может быть признан судом недействительным в случае, если мотивы отказа от подписания акта второй стороной договора будут признаны обоснованными.

Каковы особенности соглашения о реструктуризации долга? К какому типу договорных отношений его следует отнести?
Реструктуризация долга - это изменения в условиях возврата долга, в соответствии с которыми должнику предоставляются более льготные условия. Это могут быть: отсрочка очередных платежей, увеличение сроков погашения задолженности или даже прощение долга. Гражданское законодательство не содержит упоминаний о том, в каком порядке сторонами может производиться реструктуризация задолженности, образовавшейся в связи с ненадлежащим исполнением договора*(26).
Тем не менее, реструктуризация долгов весьма распространена в предпринимательской практике, в особенности когда дело касается должника, оказавшегося в невыгодном финансовом положении не только в связи с исполнением одного конкретного договора. Соглашения о реструктуризации задолженности часто применяются в договорных отношениях с длительным периодом исполнения (допустим, в договорах энергоснабжения), с участием многих заинтересованных лиц, в связи с чем распространены и многосторонние соглашения.
Соглашения о реструктуризации не предусмотрены нормами ГК РФ, но, конечно, ему не противоречат. Поэтому содержание этих соглашений должно определяться усмотрением сторон (ст. 421 ГК РФ). Вряд ли такие соглашения имеют самостоятельное значение, т.к. их существование предполагается только в рамках основного договора. Однако это не означает, что подобные соглашения должны считаться дополнениями к договору. Они, как правило, оформляются в виде отдельного документа, но со ссылкой на соответствующий договор. Иногда условия соглашения о реструктуризации задолженности дают основания суду квалифицировать это соглашение как предварительный договор*(27). Следует подчеркнуть, что основное предназначение соглашений о реструктуризации долга состоит в изменении сроков и (или) порядка расчетов по договору. Однако это не означает изменения способа исполнения первоначального договорного обязательства, поэтому соглашения о реструктуризации долга не являются новацией (ст. 414 ГК РФ)*(28).

Как документально оформляется прощение долга? Насколько распространена подобная сделка в предпринимательской практике?
Согласно ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Как правило, прощение долга содержится в письме, направленном должнику по обязательству, оно может быть зафиксировано в протоколе переговоров по исполнению договора, подписанном уполномоченными представителями сторон обязательства. Кроме того, частичное прощение долга может быть условием дополнительного соглашения к договору, в котором стороны подтверждают, что с определенного момента не имеют друг к другу никаких имущественных претензий. Элементы прощения долга могут быть включены в соглашение о реструктуризации долга, которым устанавливается новый порядок и сроки погашения задолженности с полным или частичным отказом кредитора от взыскания штрафных санкций. Также одной из самых распространенных форм прощения долга выступают мировые соглашения, в том числе и те, которые заключаются между кредиторами и должником в процессе банкротства*(29).
Прощение долга не всегда является прощением в буквальном смысле этого слова, т.к., обещая освободить должника полностью или частично от выполнения каких-либо договорных обязательств, кредитор может преследовать цель побудить его к надлежащему и своевременному их выполнению. Поэтому сделка по прощению долга должна оцениваться с учетом мотивов кредитора при ее совершении. Прощение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной обязанности, поэтому зачастую оно расценивается как разновидность дарения (ст. 572 ГК РФ)*(30). Как известно, в отношениях между коммерческими организациями дарение является ничтожной сделкой (п. 4 ст. 575 ГК РФ). Однако в отличие от многих гражданско-правовых договоров в договоре дарения определяющая роль принадлежит мотивам, которыми руководствовался даритель. Не любая внешне безвозмездная сделка является дарением. Поэтому прощение долга является дарением только в том случае, когда судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара, т.е. без получения кредитором какой-либо имущественной выгоды*(31). Например, кредитор направляет должнику письмо об освобождении его от обязанности уплатить проценты в случае немедленного возврата суммы ранее выданного ему займа. В данной ситуации у кредитора нет намерения одарить должника, его целью является желание немедленно получить основной долг, не прибегая к судебной процедуре взыскания всей суммы задолженности (с учетом процентов).
Наличие хотя и неравноценных, но взаимных непогашенных денежных обязательств у сторон свидетельствует о том, что их намерение простить долг друг другу не является разновидностью дарения*(32). Если возникает сомнение в том, является ли конкретная сделка дарением или носит возмездный характер, действует презумпция возмездности. Дарственный характер предоставления не предполагается, а должен быть с достаточной ясностью отражен в условиях сделки. Если же ни то, ни другое доказать нельзя, сделка не может считаться дарением*(33).
Кроме того, признание прощения долга разновидностью дарения снимает вопрос о существовании такого самостоятельного института гражданского права.

Возможны ли договорные отношения без договора?
Да, возможны. Подписание сторонами документа под названием "договор" является лишь одной из форм существования договорных отношений. Если стороны отдельного договора не подписывали, то необходимо наличие каких-либо документов, подтверждающих договорные отношения. Нужно отметить, что документ, выражающий содержание сделки, - это не только единый "договор", но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается ее сторонами*(34).
В договорах подрядного типа, а также договорах о возмездном оказании различного рода услуг роль доказательства договорных отношений играет акт приемки выполненных работ или оказанных услуг. Именно акт подтверждает потребительскую ценность работ для заказчика, свидетельствует о возникновении фактических договорных отношений и является основанием для взыскания с заказчика задолженности по оплате выполненных работ*(35). Зачастую суд принимает решение о взыскании стоимости выполненных работ при отсутствии заключенного договора, если результат работ фактически используется заказчиком, что также подтверждает потребительскую ценность работ для него*(36).
В большинстве случаев сделать вывод о наличии договорных отношений можно, используя правила об акцепте оферты, т.е. о принятии предложения заключить договор (п. 1 ст. 433 ГК РФ). Допустим, даже если договор не подписан, принятие услуг и в особенности их оплата заказчиком доказывают заключение договора путем акцепта оферты*(37).
Что касается договоров, предметом которых выступает имущество, то в качестве общего правила можно сказать, что принятие товара по надлежаще оформленным документам означает заключение договора купли-продажи путем акцепта оферты. Например, акт приема-передачи имущества, подписанный руководителями сторон, квалифицируется как сделка, направленная на переход права собственности на имущество*(38). Иными словами, акт приема-передачи подтверждает заключение сторонами договора купли-продажи или иного договора, влекущего переход права собственности (например, договора мены). Здесь следует оговориться, что акт приема-передачи товара с указанием о его принятии на ответственное хранение доказательством принятия товара покупателем не является, поскольку он, напротив, свидетельствует о доставке товара, неприемлемого для покупателя (ст. 514 ГК РФ)*(39).
Передачей вещи признается ее вручение приобретателю (п. 1 ст. 224 ГК РФ), в то же время к передаче самой вещи приравнивается передача товарораспорядительного документа на нее. Таким документом следует признать товарную, а также товарно-транспортную накладную. Товарная накладная - это первичный бухгалтерский документ, оформляющий операции по отпуску и приему товарно-материальных ценностей. Товарные накладные, в которых указаны количество, наименование и цена товара, скрепленные печатями и подписями сторон, свидетельствуют о том, что между сторонами состоялась сделка купли-продажи*(40). При этом главный реквизит товарно-транспортной накладной, позволяющий считать ее доказательством состоявшейся сделки, - это подпись лица, получившего соответствующую продукцию (товар)*(41). Без подписи уполномоченного лица товарная накладная является недействительной*(42).
В судебно-арбитражной практике встречаются и такие исключительные ситуации, когда суд вынужден признавать фактическое наличие договорных отношений, даже если одно из существенных условий не согласовано и не может быть согласовано сторонами. Так, существенным условием договора энергоснабжения является наличие у абонента энергопринимающего устройства (п. 2 ст. 539 ГК РФ). Если у абонента такого устройства на балансе нет и на этом основании он отказывается заключить договор с энергоснабжающей организацией, однако фактически энергию потребляет, суд может признать существование договорных отношений. То есть фактические договорные отношения, складывающиеся на основе акцепта оферты, не зависят от наличия письменного договора и наличия энергопринимающего устройства. Очевидно, что такая квалификация направлена на защиту более слабой стороны преддоговорного спора - энергоснабжающей организации, которая оказывает услуги длительное время, но не получает за них оплаты в связи с отсутствием письменного договора с абонентом*(43).
В заключение отметим, что в ряде организаций введено локальное правило о том, что договорные отношения без договора как отдельного документа допускаются не свыше определенной суммы (например, до 10 тыс. руб.). Если этот лимит превышен, требуется составить договор в виде отдельного документа, подписанного представителями обеих сторон.

Может ли считаться доказательством состоявшегося договора купли-продажи (или поставки) товарная накладная, подписанная не руководителем и (или) главным бухгалтером организации-покупателя, а иным ее сотрудником?
Как уже было отмечено, товарная накладная действительна при наличии подписи уполномоченного лица. По общему правилу, имеется в виду подпись руководителя организации-покупателя и (или) его главного бухгалтера. Как и в отношении возникновения любых "внешних" обязательств, применительно к оформлению товарной накладной следует сказать, что иные сотрудники могут подписывать ее лишь при наличии доверенности, оформленной в соответствии с требованиями ст. 185 ГК РФ, т.е. подписанной руководителем организации и скрепленной ее печатью*(44).
Кстати сказать, отсутствие печати на накладной при наличии подписи уполномоченного работника покупателя, получившего товар, не является основанием отказа от оплаты принятого товара*(45).
Сторонами оформлено соглашение о поставках, в котором практически никакие существенные условия не определены. Имеется ссылка на то, что в отношении конкретных партий поставляемого товара будут составлены спецификации. Причем каждая спецификация становится неотъемлемой частью соглашения (приложением к нему). Какова юридическая квалификация такого соглашения?
Зачастую наименование товара указывается сторонами не в самом договоре или соглашении, а в спецификациях, которые следует рассматривать как неотъемлемые его части (приложения). До момента составления спецификации подписанное сторонами соглашение не может быть квалифицировано как договор поставки (п. 3 ст. 455, ст. 506 ГК РФ), т.к. в нем отсутствуют существенные условия. На момент заключения соглашения о поставках они могут быть просто неизвестны сторонам. Допустим, покупатель не может уточнить, с какой периодичностью и в какие конкретные сроки он будет испытывать потребность в поставляемых товарах, а также в их количестве и ассортименте (групповом или развернутом). Поставщик не может гарантировать возможность поставки товаров в соответствии с запросами покупателей, поскольку он закупает их у производителя. Конечно, в момент составления каждой спецификации соглашение о поставках превращается в полноценный договор поставки.
Но как быть, если поставщик или покупатель уклоняются от надлежащего оформления спецификации? Допустим, покупатель испытывает потребность в определенных товарах, направляет в связи с этим соответствующую заявку в адрес поставщика. Но поставщик отказывается ее подписать, ссылаясь на то обстоятельство, что договор поставки является незаключенным в связи с несогласованием существенных условий в самом его тексте. Представляется, что в этом случае соглашение о поставках должно быть квалифицировано как договор, не предусмотренный ГК РФ и отличающийся от договора поставки (п. 2 ст. 421 ГК РФ). Такой договор (соглашение) предусматривает обязанность поставщика оформлять спецификации на поставку отдельных партий товара в соответствии с заявками покупателей. После составления спецификации соглашение о поставках становится полноценным аналогом договора поставки. И так применительно к каждой партии товара: до момента составления спецификации это соглашение о поставках, после этого момента - договор поставки (ст. 506 ГК РФ). Только таким способом можно обосновать обязанность поставщика согласовать спецификацию, а главное - осуществить поставку товаров.
Однако если ссылка на спецификацию в договоре (соглашении) имелась, но впоследствии поставка партий товара оформлялась накладными, договор следует считать незаключенным, а принятие каждой партии товара - как разовую сделку купли-продажи (поставки)*(46).

Срок действия договора поставки истек, но стороны продолжили фактические договорные отношения путем подписания новой спецификации. Считается ли, что договор пролонгирован?
Очередная спецификация, даже если она составлена за пределами срока действия договора, свидетельствует, что обе стороны согласны на то, чтобы иметь договорные отношения. Вопрос в том, считать спецификацию за пределами срока действия договора разовой сделкой купли-продажи либо квалифицировать ее как документ, продлевающий прежние договорные отношения? Точно ответить на этот вопрос можно исходя из содержания самой спецификации. Если в ней имеется ссылка на дату и номер соответствующего договора, а еще лучше - примечание, что она является приложением к договору, можно говорить о применении условий прежнего договора к поставке, оформленной данной спецификацией. Следовательно, и срок действия договора таким путем будет продлен (пролонгирован).
Если же в спецификации нет каких-либо отсылок к тому договору поставки, который истек по сроку действия, то такая спецификация будет документом, свидетельствующим о возникновении между сторонами разовой сделки купли-продажи. Прежний договор в этом случае не пролонгируется.

Согласно договору поставки ассортимент, стоимость, количество товара, а также сроки поставки отдельных его партий согласовываются в счетах. При этом оплата счета является согласием с условиями поставки. Правильно ли это или нужно оформлять спецификации?
Спецификации традиционно используются в договорных отношениях по поставке товаров, путем их составления описываются не только ассортимент и количество товаров определенной партии, но и многие другие условия (сроки оплаты, способ доставки и проч.). Спецификация - перечень предлагаемых к продаже или поставке товаров с указанием их количества, сорта, марки, качественных характеристик, цен. Тем не менее, составление спецификаций для согласования условий договора поставки не предусмотрено законодательными нормами. Спецификации можно считать обычаями делового оборота. Обычай делового оборота - это сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе (п. 1 ст. 5 ГК РФ).
Поэтому полноценной альтернативой спецификациям являются счета на оплату товара, в которых указаны ассортимент, стоимость, количество товара и сроки его поставки. Если спецификация согласовывается путем ее подписания поставщиком и покупателем, то согласование условий поставки, перечисленных в счете, производится просто путем совершения платежа.

Может ли стоимость и виды строительных работ быть описаны не в традиционных сметах, а в спецификациях, являющихся приложениями к договору строительного подряда?
Согласно ст. 743 ГК РФ существенные условия договора строительного подряда описываются путем составления двух документов - технической документации и сметы. Техническая документация определяет объем, содержание работ и другие предъявляемые к ним требования. Смета, в свою очередь, устанавливает цену работ. На практике нередки случаи, когда договорная смета выполняет все функции применительно к описанию существенных условий договора, т.е. в ней определяются и виды, и объемы, и стоимость работ. Спецификации традиционно используются в договорных отношениях по поставке товаров, путем составления спецификации описываются не только ассортимент и количество товаров определенной партии, но и многие другие условия (сроки оплаты, способ доставки и проч.). Спецификация - перечень предлагаемых к продаже или поставке товаров, в котором указаны их количество, сорт, марка, качественные характеристики, а в необходимых случаях - и цены.
Но толкование любому документу дается не по его буквальному названию, а по смысловому значению содержащихся в нем слов и выражений (ст. 431 ГК РФ), ведь в случае каких-либо неясностей необходимо определить действительную волю сторон, цель составления и подписания конкретного документа. Поэтому если из содержания спецификации можно определить виды и стоимость строительных работ, договор строительного подряда можно считать заключенным надлежащим образом*(47).

Какие документы не подтверждают возникновение договорных отношений?
Учитывая, что в нашем законодательстве ответа на данный вопрос найти нельзя, мы можем обратиться к судебно-арбитражной практике. Еще раз отметим, что при квалификации договорных отношений в отсутствии подписанного сторонами договора необходимо применять правила об акцепте оферты. Чаще всего документами, не свидетельствующими о возникновении договорных отношений, признаются счета-фактуры, акты сверки взаиморасчетов, бухгалтерские книги*(48).
В ряде случаев об отсутствии определенного вида договорных отношений могут свидетельствовать несколько обстоятельств в совокупности. Так, благотворительный фонд передал больнице по накладным и счетам-фактурам лекарственные препараты. Письменный договор стороны не заключали. В счете-фактуре стоимость лекарственных препаратов была указана в условных единицах, однако не было предусмотрено, чему равна условная единица. Не имелось также каких-либо ссылок на сроки и порядок оплаты товара. С учетом субъектного состава сторон (обе стороны являлись некоммерческими организациями), а также того обстоятельства, что иск был предъявлен спустя 2,5 года после передачи товара, суд решил, что между сторонами не была заключена сделка купли-продажи*(49).
Довольно сложной является в настоящее время квалификация Интернет-заявок, т.е. электронных форм, заполняя которые пользователь может вступить в определенные правовые отношения с владельцем сайта, предлагающим приобретение товаров, работ и услуг. Единообразного подхода к тому, считать ли Интернет-заявку публичной офертой, т.е. предложением вступить в договор, обращенным к неопределенному кругу лиц (п. 2 ст. 437 ГК РФ), пока не выработано. Есть случаи, когда суды отказывались признать факт заключения договора путем акцепта оферты, поскольку Интернет-заявка не содержала существенных условий будущего договора, следовательно, ее заполнение и направление владельцу сайта не может квалифицироваться как акцепт*(50).
Учитывая такую неопределенность, на многих Интернет-сайтах, содержащих формы Интернет-заявок для оформления различного рода заказов на товары, работы, услуги, указывается особое примечание: является ли предложенная Интернет-заявка офертой, а ее заполнение, соответственно, акцептом или нет.

Есть ли какие-то различия по поводу того, кто в договоре может быть оферентом и акцептантом?
На мой взгляд, таких различий нет и быть не может. Любой потенциальный контрагент вправе выступить с инициативой договора, в котором он заинтересован. Однако в судебно-арбитражной практике встречаются и иные решения, заслуживающие критической оценки. Так, договор на размещение рекламы в средстве массовой информации был сторонами вовремя исполнен и оплачен. Однако рекламное агентство выставило заказчику новый счет на идентичную сумму, который заказчик ошибочно оплатил. Суд первой инстанции счел данный счет офертой, а его оплату - акцептом и в иске о возврате ошибочно уплаченной суммы отказал. Суд апелляционной инстанции это решение отменил, указав, что по смыслу ст. 779 ГК РФ оферентом в договоре возмездного оказания услуг является не исполнитель, а заказчик. Следовательно, в данном случае заключения договора не произошло и деньги должны быть возвращены*(51).
Представляется, что это совершенно не так. Любая сторона предполагаемого договора может выступить с инициативой его заключения. Поэтому не следует проводить различий между оферентом и акцептантом, исходя из дефиниции соответствующего договора в ГК РФ.

Что такое "твердая оферта" и чем она отличается от обычной оферты?
Оферта - это адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение. Оферта должна содержать все существенные условия будущего договора (ст. 435 ГК РФ). По общему правилу, в оферте может не указываться срок для ее акцепта (принятия предложения заключить договор). В таком случае акцепт может быть сделан в течение нормально необходимого времени (п. 1 ст. 441 ГК РФ).
Твердая оферта (firmoffer, bid) - это оферта, которая делается (предлагается) одному возможному, потенциальному контрагенту с указанием срока, в течение которого должен поступить акцепт (ст. 440 ГК РФ). Распространенным примером твердой оферты являются счета на оплату чего-либо с указанием слов "счет действителен для оплаты до такой-то даты"*(52). Оплата счета означает возникновение договорных отношений на условиях, указанных в самом счете. Во многих счетах встречается такая формулировка: "...настоящий счет является офертой, оплата счета является полным и безоговорочным акцептом". Использование этой фразы позволяет не только заблаговременно предупредить потенциального контрагента о правовых последствиях совершения платежа по данному счету, но и устранить необходимость оформления договора как отдельного документа. Ведь договорные отношения фактически возникают с момента совершения платежа в соответствии с условиями счета.
Учитывая, что счет на оплату, как правило, является одностраничным документом, в него невозможно включить большое количество условий. Поэтому для максимального уточнения желаемых договорных условий в счетах часто используются отсылочные формулировки. Например, в счетах на оплату поставляемой продукции делается ссылка на порядок приемки товара по количеству и по качеству. Дело в том, что т.н. послеторговые отношения уже долгое время регламентируются не нормативными актами, а обычаями делового оборота. В качестве обычаев выступают Инструкция о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по количеству, утв. постановлением Госарбитража СССР от 15.06.65 N П-6, и Инструкция о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по качеству, утв. постановлением Госарбитража СССР от 25.04.66 N П-7. Эти инструкции должны применяться покупателем (получателем) товара в случаях, когда это прямо предусмотрено условиями договоров поставки*(53). Поскольку оплаченный счет на поставку чего-либо заменяет собой договор поставки как отдельный документ, ссылка на применение этих инструкций делает их положения обязательными для соблюдения.
Еще одним распространенным примером определения договорных условий в счете может быть следующая формулировка: "...оплата данного счета означает согласие на участие в мероприятии в соответствии с правилами участия, опубликованными на сайте...". Оплата счета, содержащего такую или аналогичную ей фразу, означает, что плательщик (он же акцептант) заблаговременно должен ознакомиться с конкретным документом и либо принять его условия, осуществив платеж по счету, либо отказаться от вступления в договорные отношения, не делая платежа против выставленного счета.
Твердая оферта может также содержаться в сопроводительном письме к проекту договора, направленного потенциальному контрагенту на подписание. Сам проект договора является офертой, а в сопроводительном письме, как правило, указывается просьба рассмотреть его и подписать в течение определенного периода времени. Это указывает на то, что имеется не обычная, а именно твердая оферта.
Противоположностью твердой оферты является оферта свободная (free offer), когда в отношении одного и того же договора предложения получают несколько возможных контрагентов без указания срока для ответа. В таком случае договор, как правило, заключается с тем, кто первым примет изложенные в оферте условия (акцептует ее)*(54). Примером свободной оферты можно считать оферту публичную (п. 2 ст. 437 ГК РФ), т.к. она выражает готовность оферента заключить договор с любым, кто отзовется. Свободная оферта зачастую используется ее инициатором лишь для предварительного изучения рынка товаров (работ, услуг), а не всегда для заключения конкретных договоров.

Поясните понятие "неотъемлемая часть договора" - только ли это документ, содержащий существенные условия договора? В чем разница между понятиями "дополнительное соглашение" и "приложение к договору"?
Словосочетание "неотъемлемая часть договора" давно стало своеобразным юридическим клише*(55), фразой, которую, вне всякого сомнения, можно обнаружить в тексте любого современного договора. В действующем законодательстве эта формулировка легальной трактовки не имеет, привести примеры конкретных арбитражных дел, в которых суть спора сводилась бы именно к трактовке "неотъемлемой части договора", тоже затруднительно. Попробуем обобщить, какие документы чаще всего квалифицируются как "неотъемлемая часть договора".
Как уже отмечалось ранее, документ, выражающий содержание сделки, - это не только договор, оформленный путем составления одного документа, но и несколько взаимосвязанных документов, каждый из которых подписывается сторонами. Поэтому существование договора, а также его неотъемлемых частей, содержащихся в отдельных документах, представляется вполне допустимым. Один из наиболее распространенных вопросов, возникающих при оформлении договоров, сводится к тому, нужно ли неотъемлемые части договора сшивать или иным образом скреплять вместе с ним. На мой взгляд, делать это не требуется. Прошивка страниц самого договора является дополнительным (необязательным) требованием к его оформлению, точно так же и скрепление иных документов совместно с договором необязательно. Тем более что этих документов может еще не быть к моменту заключения самого договора. Так, чаще всего неотъемлемой частью договора становятся дополнения или дополнительные соглашения к нему. Как правило, они направлены на уточнение и (или) изменение первоначально согласованных сторонами договорных условий и составляются позднее, чем сам договор.
Какие документы следует считать неотъемлемыми частями договора решают только сами контрагенты. Пожалуй, к неотъемлемым частям договора относятся любые документы, составляемые как в момент заключения, так и в процессе исполнения договора. Среди них можно назвать приложения к договору, технические задания на выполнение работ (оказание услуг), спецификации и товарные накладные, акты сверки взаиморасчетов (если они представляют собой выбранную сторонами форму расчетов по договору), смету, счет (инвойс), кадастровый план земельного участка в договоре аренды и проч. Для договоров страхования неотъемлемой частью могут выступать правила страхования соответствующего вида, принятые, одобренные или утвержденные страховщиком или объединением страховщиков (ст. 943 ГК РФ).
В любом случае квалификация документа как неотъемлемой части какого-либо договора должна содержаться непосредственно в тексте как данного договора, так и того документа, который является неотъемлемой частью договора (путем указания на номер и дату соответствующего договора). Причем такие документы могут подписываться как обеими сторонами, так и лишь одной из сторон договора. Например, в тексте договора аренды стороны обусловили право арендодателя в одностороннем порядке пересматривать размер арендной платы (п. 3 ст. 614 ГК РФ). Арендатор, подписав договор с таким условием, принял на себя обязательство соглашаться с информацией арендодателя об изменении арендной платы. Следовательно, уведомление арендодателя, направленное арендатору, будет неотъемлемой частью договора аренды. Но это документ односторонний, подписи арендатора на нем не требуется.
Должны ли неотъемлемые части договора содержать его существенные условия? Ответ опять же зависит от намерений сторон. Например, акт сдачи-приемки работ в договоре подряда не определяет существенные условия данного договора, он является документом, которым оканчивается исполнение договора. Тем не менее, нет препятствий к тому, чтобы стороны объявили данный документ неотъемлемой частью договора подряда, указав об этом в самом тексте договора*(56). Возможна и обратная ситуация. Допустим, неотъемлемой частью договора поставки сторонами названа накладная на отпуск товара, в ее тексте согласованы такие договорные условия, как наименование, количество, цена товара. Если в накладной указана ссылка на дату и номер договора, а товар по ней принят покупателем, совместно эти обстоятельства свидетельствуют о том, что обязательства по поставке товара воплощаются и в договоре, и в накладной*(57).
Разница между понятиями "приложение к договору" и "дополнительное соглашение (дополнение) к договору" есть, но она, на мой взгляд, в ряде случаев является несущественной. Приложение к договору уточняет или более подробно раскрывает содержание договорных условий. Допустим, в договоре подряда назван лишь предмет выполняемых работ, а в приложении к договору дается техническое задание уже развернутого содержания или в приложении приводится смета, перечисляющая и виды работ, и их стоимость. Дополнительное соглашение к договору направлено на изменение ранее согласованных договорных условий. Не случайно в тексте многих дополнительных соглашений содержится следующая фраза: "Во всем, что не предусмотрено в настоящем дополнительном соглашении, продолжают действовать условия договора без изменений и дополнений".

Достаточно ли для приемки выполненных работ акта по унифицированной форме N КС-2, которая используется в основном для бухгалтерского учета, или дополнительно необходим акт в простой письменной форме?
Акт о приемке выполненных работ и справка о выполненных работах и затратах, составленные не по унифицированной форме*(58), не принимаются налоговыми органами в качестве первичных документов, подтверждающих право налогоплательщика на вычет по налогу на добавленную стоимость*(59). Поэтому они должны составляться по унифицированным формам в обязательном порядке. По своему содержанию эти документы соответствует тому, что обычно включается в акты, составленные в простой письменной форме. Однако нельзя сказать, что здесь мы имеем дело с излишним дублированием одной и той же информации. Во-первых, акты по форме N КС-2 зачастую не соответствуют этапам выполнения работ, предусмотренным договором. Так, в рамках реализации одного этапа работ могут быть составлены несколько актов по форме N КС-2. Во-вторых, данные акты не являются основанием перехода рисков случайной гибели или случайного повреждения объекта строительства от подрядчика к заказчику. Поэтому говорить о тождестве унифицированного и обычного акта о приемке выполненных работ вряд ли возможно. Интересно отметить, что некоторые строительные компании практикуют акт по форме N КС-2 и сертификат завершения работ, составляемый в произвольной (т.е. по усмотрению заказчика и подрядчика) форме. Такая практика заслуживает поддержки хотя бы потому, что схожие документы составляются под разными наименованиями во избежание путаницы в определении их правовых последствий.

Насколько правомерен односторонний акт приемки выполненных работ, составленный подрядчиком, но не подписанный заказчиком?
Общеизвестно, что сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами (п. 4 ст. 753 ГК РФ). Как правило, выполнив обусловленную договором работу, подрядчик составляет акт о приемке выполненных работ в двух экземплярах, подписывает их и направляет заказчику. Заказчик, получив таким образом извещение о готовности работ, должен принять меры к приемке работ. В результате он либо подписывает акт в сроки, предусмотренные договором, либо направляет подрядчику мотивированный отказ от подписания акта. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом и акт подписывается другой стороной. На практике в договоры часто включается положение о том, что односторонний акт означает надлежащее выполнение работ подрядчиком и влечет обязанность заказчика их оплатить.
Тем не менее, решить вопрос о юридической силе одностороннего акта можно исключительно в суде. Ведь в этом случае имеет место спор между сторонами договора, касающийся приемки выполненных работ, разрешение этого спора возможно двумя путями: подписанием двустороннего акта о приемке работ или вынесением судебного решения о том, что работы подлежат оплате заказчиком на основании одностороннего акта. Односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным, если мотивы отказа от подписания акта признаны им обоснованными. Эта норма защищает интересы подрядчика, если заказчик необоснованно отказался от надлежащего оформления документов, удостоверяющих приемку*(60).
Для того чтобы на случай спора обеспечить действительность одностороннего акта о приемке работ, подрядчику необходимо документально подтвердить направление актов о выполнении работ заказчику, от которого не последовало мотивированного отказа*(61). Если у подрядчика нет документов, подтверждающих факт направления и вручения заказчику односторонних актов, то эти акты не являются надлежащими доказательствами в суде*(62). Иными словами, недоказанность извещения заказчика о завершении работ и его вызова для участия в приемке результата работ лишает подрядчика права требовать оплаты на основании одностороннего акта сдачи-приемки работ*(63).
Важно отметить, что односторонние (т.е. не подписанные заказчиком) акты о приемке выполненных работ и справка о стоимости работ и затрат должны содержать точные сведения о том, по какому договору выполнены работы. В противном случае суд может отказать в удовлетворении иска о взыскании стоимости работ в связи с недоказанностью факта выполнения работ именно для данного заказчика*(64).
Аналогичным образом односторонний акт используется и в субподрядных отношениях. Генеральный подрядчик, получив извещение о готовности работ, должен принять меры к организации их приемки. Иначе акт приемки, подписанный субподрядчиком в одностороннем порядке, будет являться надлежащим доказательством выполнения работ.
Нужно отметить, что свидетельские показания нельзя расценивать как доказательства, достоверно подтверждающие данные об объеме и стоимости выполненных работ*(65).

Как правильно различать и квалифицировать договор подряда и договор оказания услуг, например договор на выполнение работ по ремонту оборудования?
Договор подряда и договор возмездного оказания услуг весьма схожи по своему правовому регулированию, но, тем не менее, можно выявить ряд отличий между ними. С теоретических позиций разница заключается в том, что предметом договора подряда является выполнение определенной работы по заданию заказчика и сдача ее результата к определенному сроку. Причем результат работы должен быть материальным. Услуга, в свою очередь, материального результата может и не иметь. Заказчик оплачивает сам процесс оказания услуги (определенные действия или определенную деятельность исполнителя)*(66), срок в данном случае существенного значения не имеет, если иное не предусмотрено договором между заказчиком и исполнителем. Поэтому на практике многие договоры возмездного оказания услуг заключаются с условием о возможности автоматической пролонгации. Различаются также правовые последствия отказа сторон от исполнения рассматриваемых договоров. Так, по общему правилу, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора подряда, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора (ст. 717 ГК РФ). При этом подрядчик вправе требовать от заказчика возмещения убытков, причиненных прекращением договора подряда. Однако убытки могут быть возмещены не в полном размере, а лишь в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу. Таким образом, заказчик, отказавшийся от исполнения договора подряда гипотетически (потому как подрядчик может не заявить требование о возмещении убытков либо заявить, но не доказать фактический размер убытков и проч.) может заплатить подрядчику полную сумму вознаграждения за не полностью выполненную работу. Важно отметить, что подрядчику право отказа от исполнения договора подряда не принадлежит.
Что касается договора возмездного оказания услуг, то обе его стороны (и заказчик, и исполнитель) вправе заявить о своем отказе от исполнения договора. Однако в этом случае заказчик, отказавшийся от договора, должен оплатить исполнителю все фактически понесенные им расходы, а исполнитель, отказавшийся от договора, возмещает заказчику убытки в полном размере (ст. 782 ГК РФ). Тем не менее, это не означает, что исполнитель может оказаться в невыгодном положении. Практика показывает, что организации, на регулярной основе оказывающие различного рода услуги, включают в тексты своих договоров с контрагентами положения о признании размера фактических расходов исполнителя в зависимости от срока отказа заказчика от данного договора. Например, если заказчик заявит об отказе от договора через три месяца после начала его исполнения, размер фактических расходов исполнителя составляет 30% от суммы договора, если заказчик откажется от договора спустя четыре месяца после начала его исполнения, фактические расходы составят 50% и т.д. Поэтому досрочный отказ от договора возмездного оказания услуг может оказаться для заказчика совсем невыгодным, т.к. в зависимости от условий договора ему придется заплатить исполнителю всю или практически всю сумму его вознаграждения.
Что же касается договора на выполнение работ по ремонту оборудования, то он составляется по модели договора подряда, т.к. результат ремонта - это видоизмененный объект, предмет материального мира.

Каково соотношение понятий "инвестор", "заказчик", "заказчик-застройщик" и "технический заказчик"? Могут ли эти субъекты совпадать в одном лице?
Данная терминология определяется различными законодательными нормами. Понятия "инвестор" и "заказчик" можно определить, руководствуясь законодательством о капитальных вложениях.
Так, инвесторы осуществляют капитальные вложения на территории Российской Федерации с использованием собственных и (или) привлеченных средств. Инвесторами могут быть физические и юридические лица, а также создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц. Заказчик - это уполномоченное инвестором физическое или юридическое лицо, которое осуществляет реализацию инвестиционных проектов. Заказчик не вмешивается в предпринимательскую и (или) иную деятельность других субъектов инвестиционной деятельности. Причем заказчиками могут быть сами инвесторы*(67).
С точки зрения ГК РФ заказчик - это сторона договора подряда, а также строительного подряда, по заданию которой в установленный срок подрядчик обязуется выполнить определенную работу (построить объект, осуществить отдельные строительные работы). Заказчик может финансировать строительство как на собственные средства, так и путем внешних заимствований, в любом случае в ГК РФ статус инвестора никак не регламентирован.
Соотношение понятий "заказчик" и "застройщик", которые могут совпадать в одном лице (т.н. заказчик-застройщик), дается в законодательстве о градостроительной деятельности. Застройщик - это физическое или юридическое лицо, обеспечивающее на принадлежащем ему земельном участке строительство, реконструкцию, капитальный ремонт объектов капитального строительства, а также выполнение инженерных изысканий, подготовку проектной документации для их строительства, реконструкции и капитального ремонта (п. 16 ст. 1 ГрК РФ). Застройщик может осуществить строительство как непосредственно своими силами исходя из имеющихся лицензий, так и через привлеченных третьих лиц. Принадлежность земельного участка для ведения строительства, реконструкции или капитального ремонта не означает владение землей исключительно на праве собственности. Участок может находиться у застройщика в том числе и в арендном пользовании. Заказчик, в свою очередь, - это уполномоченное застройщиком лицо (ч. 3 ст. 47 ГрК РФ). Таким образом, понятия "заказчик" и "заказчик-застройщик" по смыслу ГрК РФ могут совпадать, но опять же статус инвестора в этом нормативном акте не определяется.
Наконец, фигура "технического заказчика" есть не что иное, как инженер, которому поручено ведение технического надзора за процессом строительства, договор на выполнение функций технического заказчика тождествен договору на оказание услуг по осуществлению технического надзора (ст. 749 ГК РФ). Пожалуй, не совпадать понятия "технический заказчик" и "технический надзор" могут только в том случае, когда большую часть функций заказчик оставляет за собой, а не передает ее службе технического надзора (техническому заказчику).
В функции технического заказчика входит контроль за соблюдением проектных решений, сроков строительства, требований нормативных документов, в том числе качества строительно-монтажных работ, соответствия стоимости строительства (реконструкции, расширения, технического перевооружения и проч.) установленным проектным решениям и сметам. Технический заказчик может выполнять и другие функции заказчика в рамках строительства, его полномочия устанавливаются договором, в необходимых случаях они могут дополнительно подтверждаться доверенностью. Технический заказчик не является обязательным участником строительной деятельности, он привлекается лишь по необходимости и по инициативе заказчика на любой стадии исполнения договора строительного подряда. Согласия подрядчика (генподрядчика) для привлечения технического заказчика не требуется.

Организация к своему зданию, на которое имеется паспорт БТИ и свидетельство о государственной регистрации права собственности, решает пристроить дополнительные площади. Нужно ли для этого получать разрешение на строительство?
Да, разрешение на строительство в данной ситуации необходимо. Разрешение на строительство - это документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка и дающий застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства, а также их капитальный ремонт, если при его проведении затрагиваются конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности таких объектов (ст. 51 ГрК РФ).
Здание относится к объектам капитального строительства, а появление в нем дополнительных площадей в виде пристройки есть не что иное, как реконструкция. Ведь реконструкцией считается изменение параметров объектов капитального строительства, их частей (высоты, количества этажей, площади, показателей производственной мощности, объема) и качества инженерно-технического обеспечения (п. 14 ст. 1 ГрК РФ).
Разрешение на строительство не требуется лишь тогда, когда изменения объекта капитального строительства не затрагивают конструктивные и другие характеристики их надежности и безопасности и не превышают предельные параметры разрешенного строительства, реконструкции, установленные градостроительным регламентом.

Заказчиком принято решение о реконструкции здания. В чем существенные отличия договора на реконструкцию от договора на строительство или ремонт?
Пожалуй, таких отличий нет. Хотя процессы строительства и реконструкции различны, их договорное регулирование одинаково. Подобные работы охватываются моделью договора строительного подряда (ст. 740-757 ГК РФ).

Copyright 2010 Бухгалтерия в вопросах и ответах. All rights reserved. При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!
Директ:

Бухгалтерский учет:

Счета бухгалтерского учета:

Бухгалтерский учет отдельных операций:

Прочие вопросы:

Вопросы о налогах и сборах

Налог на добавленную стоимость (НДС):

Налог на доходы физических лиц (НДФЛ), подоходный налог:

Другое:

Прочие вопросы налогообложения:

Эта информация вам будет интересна:
 


Rambler's Top100

Интересную информацию можно подчерпнуть здесь:
Бухгалтерия в вопросах и ответах!
Договорная работа на предприятии. Практические рекомендации в вопросах и ответах
сноски [ ... ] *